Раскрытие коммерческой тайны

Содержание

Обзор судебной практики по делам, связанным с разглашением коммерческой тайны

Неправомерные действия сотрудников в отношении служебной информации, ведущие к разглашению конфиденциальных сведений, могут обернуться дисциплинарным взысканием вплоть до увольнения, или привлечением к уголовной ответственности. Чтобы оградить себя от служебных конфликтов и судебных разбирательств, надо ответственно отнестись к допустимым манипуляциям с рабочими документами и информацией, ведь сослаться на непредумышленность не получится.

***

Определение Московского городского суда по делу № 11-33789 от 08.10.2013

Гражданка К.Е. работала в ООО «Гидродинамика» в должности начальника проектно-сметного отдела. Была уволена на основании пп. «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ за разглашение коммерческой тайны.

Бывшей работнице было вменено в вину то, что она с использованием персонального компьютера переписала на личную флэш-карту более 50 файлов, содержащих конфиденциальную информацию, а также передала по электронной почте третьим лицам информацию о планируемых объемах работ и их стоимости.

Факт нарушения был выявлен комиссией по проверке соблюдения режима коммерческой тайны. Довод нарушительницы о том, что файлы носят справочно-информационный характер и скачаны из интернета, в качестве оправдательного принят не был, что отмечено в акте, составленном по итогам служебного расследования.

К.Е. обратилась в суд с иском об изменении формулировки увольнения, но суд иск отклонил, признав увольнение законным.

***

Решение Головинского районного суда г. Москвы по делу № 2-5055/2013 от 08.10.2013

Гражданин Х. был принят на работу в ООО «Сотмаркет» на должность помощника юриста в Правовой департамент. Согласно заключенному трудовому договору, Х. обязался не давать интервью, не проводить встречи и переговоры, касающиеся деятельности работодателя, не разглашать информацию, включенную в перечень сведений, составляющих коммерческую тайну работодателя, с которым Х. ознакомлен.

Х., выполняя распоряжение своей начальницы, в служебных целях отсканировал ряд финансовых документов. Когда информация, содержащаяся в этих документах, попала не по назначению, в компании было проведено служебное расследование. В программе «Skype», установленной на рабочем компьютере Х., была обнаружена переписка с третьими лицами с прикрепленными сканами финансовых документов.

Примечательно, что первым намерением комиссии, назначенной для проведения служебного расследования, было безконфликтное решение вопроса. Однако Х. отрицал свою вину. В результате уволен на основании пп. «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ за разглашение коммерческой тайны. Считая факт распространения коммерческой тайны не доказанным, Х. обратился с иском в суд. Суд признал увольнение законным.

Не единожды в суде рассматривались дела о незаконном распространении конфиденциальной информации путем отправки сообщений по электронной почте.

***

Определение Московского городского суда по делу № 4г/9-9007/2014 от 20.10.2014

Гражданин С. работал в ООО «Региональная страховая компания» в должности директора Департамента продаж. Был уволен после того как переправил по корпоративной почте на свой личный почтовый адрес и адрес супруги файлы, содержащие информацию о страховых продуктах Общества. Этот факт, вскрытый сотрудниками Департамента информационных технологий, проводивших контрольную проверку использования корпоративной почтовой системы, послужил основанием для проведения служебного расследования.

С. в объяснительной записке написал, что файлы ему были нужны для проведения презентации потенциальным партнерам продуктов и услуг Общества. По его мнению, среди пересланных документов не было секретных. Комиссия с доводами С. не согласилась и постановила применить к нему дисциплинарное взыскание в виде увольнения. Приказ об увольнении ссылался на пп. «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Первая судебная инстанция, куда обратился С., встала на сторону истца и признала увольнение незаконным. Основанием для такого судебного решения послужило непредоставление ответчиком трудового договора с С., нечеткие формулировки Правил внутреннего трудового распорядка и отсутствие Положения о коммерческой тайне или иных нормативных документов, регламентирующих данный вопрос.

Однако суд апелляционной инстанции более внимательно отнесся к тем мерам, которые ответчик предпринимает для защиты своей конфиденциальной информации, и счел их достаточными для того, чтобы считать С. виновным в разглашении коммерческой и служебной тайны.

***

Приговор Гагаринского районного суда г. Москвы по делу № 1-160/2013 от 04.06.2013

Гражданин Т. работал начальником отдела продаж кормовых фосфатов ЗАО «ФосАгро АГ». Имея доступ к компьютеру одного из руководителей, он незаконно собирал интересующие его сведения конфиденциального характера о ценах и условиях контрактов по продажам продукции и мн. др. и отправлял их по корпоративной почте на свой личный адрес, а также пересылал представителю иностранной фирмы-конкурента.

Работа с конфиденциальными документами на фирме была регламентирована пакетом локальных нормативных актов, осуществлены серьезные технические меры информационной безопасности. Вместе с тем, среди отдельных сотрудников считался допустимым доступ к чужому компьютеру и электронному почтовому ящику. Это обстоятельство позволило Т. около года заниматься незаконным сбором конфиденциальных сведений.

Со слов Т., в его действиях не было злого умысла, а была цель привлечь дополнительных контрагентов и создать фирме выгодные условия для коммерческих сделок. Однако работодатель определил действия своего сотрудника как причинившие вред и связал с ними уменьшение клиентуры, потерю рынков сбыта продукции и ослабление продовольственной безопасности. Общий ущерб был оценен в размере $ 2 млн.

В ходе проведенного расследования были собраны свидетельские показания, проанализированы протоколы автоматизированной системы информационной безопасности и системы учета рабочего времени, получены электронные копии писем путем изъятия информации в ООО «Мэйл.ру». К делу были приобщены кадровые документы из личного дела Т., среди которых соглашение о соблюдении требований обращения с информацией, составляющей коммерческую тайну, заявки на доступ к сети «Интернет» и право отправки электронной почты в сети «Интернет», заявка на доступ к ресурсам WEB-почты в сети «Интернет», копия из журнала ознакомления работников ЗАО «ФосАгро АГ» с правилами внутреннего трудового распорядка. К работе комиссии были привлечены сотрудники Службы экономической безопасности ФСБ России.

Фирма-конкурент, представителю которой Т. незаконно передавал сведения, признала факт использования полученной информации в своей деятельности и согласилась возместить экономический ущерб в размере $ 2 млн.

Что касается гражданина Т., то помимо увольнения по статье ТК РФ, в его отношении было возбуждено уголовное дело. Т. приговорен к 1 году 9 месяцам исправительных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией, с удержанием из заработка ежемесячно 15% в доход государства.

***

Решение Кунцевского районного суда г. Москвы по делу № 33-35077/2014 от 16.10.2014

Гражданин Ш. работал в ООО «Евразхолдинг» начиная с 2008 года. При приеме на работу, заключая трудовой договор, Ш. взял на себя обязательства по соблюдению режима коммерческой тайны, введенного на предприятии пакетом локальных нормативных документов. В 2013 году Ш. был назначен на должность начальника коммерческого управления ЕВРАЗ КГОК. Новая должностная инструкция и Положение о коммерческом управлении дополнили ответственность Ш. в отношении конфиденциальной информации, т.к. его должностные функции существенно расширились.

В ходе проведения плановой проверки исполнения структурными подразделениями бизнес-процедур было выявлено, что при проведении конкурентных процедур на электронной площадке по закупке для управляемых ООО «Евразхолдинг» юридических лиц под учетными записями Ш. был осуществлен вход в систему электронных торгов с постороннего компьютера. Третьи лица, воспользовавшись аккаунтом Ш. получили доступ к коммерческой информации предприятия, являющейся конфиденциальной. Данный инцидент послужил причиной увольнения Ш. на основании пп. «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ. Суд признал увольнение законным.

Е. Алексеев эксперт по правовым вопросам

Железный аргумент: как выиграть суд о разглашении коммерческой тайны

Вернуться к списку статей

В результате утечек информации 69% российских компаний несут финансовый или репутационный ущерб. Но возместить его бывает непросто, если изначально не защитить данные по всем правилам.

По разным оценкам, до 65% утечек коммерчески ценной информации происходит не по вине хакеров, а из-за халатности или злого умысла сотрудников. При этом только 9% работодателей в России идут разбираться с виновниками в суде. Это объяснимо: судиться долго, дорого, сложно. Проще тихо уволить сотрудника, а то и вовсе позволить ему уйти «по собственному».

Но иногда из-за кражи информации на кону слишком много: крупные финансовые потери, ущерб репутации, наказание от регуляторов. И если компания решит добиваться компенсации через суд, нужно ожидать, что предстоит проделать большую работу. Давайте разберемся, как подготовиться и выстроить защиту.

Шаг 1. Убедитесь, что данные защищены

Чтобы информация и документы в компании были защищены так же, как поставленное на баланс имущество, их тоже нужно «инвентаризировать». Тогда и сотрудники будут относиться к данным с большим уважением. Кроме того, это необходимые формальные условия, благодаря которым можно будет защитить данные в суде. В противном случае даже если вы за руку поймали сотрудника, который отправлял техническую документацию конкурентам, в суде дело против него рассыплется.

Вот порядок действий по защите данных:

  • Издать приказ о введении режима коммерческой тайны (КТ). В него включают требования по оповещению сотрудников о режиме КТ и оформлению договоренностей о неразглашении. А в приложения – самое важное: перечень информации, которая составляет тайну, и сотрудников, которые ответственны за ее сохранение и/или имеют право с ней работать. Также перечисляют меры и инструменты для охраны конфиденциальной информации и инструкции по работе с ней.
  • Подписать с сотрудниками соглашение о неразглашении (NDA) в дополнение к трудовому договору. В нем нужно указать, что сотрудник обязан сохранять коммерческую тайну, а также принимает ответственность, которая наступит при нарушении: например, по ст. 183 УК РФ или пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Иногда уже на уровне NDA прописывают наказания для сотрудников за разглашение тех или иных сведений. Например, за слив базы конкурентам – штраф в 10 млн рублей. Для наших судов это не аргумент, но как профилактика такое устрашение работает.
  • Оповестить сотрудников о мерах контроля. Подготовьте соглашение о том, что компания может контролировать компьютеры персонала. Укажите, зачем это делается: например, чтобы исполнить требования регулятора, следить за соблюдением трудового распорядка, сохранностью имущества компании (рабочих ПК). Со всеми в штате такую бумагу нужно подписать индивидуально. Так сотрудники будут знать, что информация на их компьютерах просматривается, а работодатель не нарушит права работников, даже если они решат хранить на рабочем месте личные данные.
  • Составить регламент работы с конфиденциальной информацией. Регламент должен содержать правила хранения, учета, уничтожения и оборота таких данных. Например, требования помечать специальным грифом каждую копию документа, составляющего коммерческую тайну, нумеровать экземпляры таких документов, указывать, кому они принадлежат и что вправе с ними делать те или иные сотрудники.
  • Обеспечить выполнение этого регламента. Разграничить доступы к информации: бумаги запирать в сейфы, в Active Directory распределить права сотрудников, чтобы файлы и папки с критичным содержанием могли просматривать только те, кто указан в приказе. Следить, все ли конфиденциальные сведения учтены и размечены грифом – например, с помощью систем файлового аудита. Контролировать, как сотрудники соблюдают режим коммерческой тайны: не отправляют ли внутренние данные посторонним, не проявляют ли халатность в их защите – скажем, оставляют рабочее место, не заблокировав компьютер. Для этих целей подходят DLP-системы (системы защиты от утечек информации).

Попробовать бесплатно продукты «СёрчИнформ»

Шаг 2. Расследуйте инцидент и соберите доказательства

Если вы заподозрили, что в коллективе завелся инсайдер, или даже выявили попытку кражи данных, не спешите «вязать» нарушителя на месте. Проведите внутреннее расследование по всем правилам. Важно документально оформить каждое действие, чтобы в дальнейшем не возникло сомнений в их законности. Бюрократии тут много, но без нее не обойтись.

Грамотно выстроенная процедура разбирательства выглядит так:

  • Зафиксировать факт инцидента или подозрения в том, что инцидент произошел. Для этого на имя руководства составляют служебную записку, в которой описывают, что произошло. Обычно это делает служба безопасности, если ее нет – любой в штате, кто стал свидетелем нарушения. Это послужит толчком к началу официального расследования.
  • Создать комиссию по расследованию инцидента. В нее должны входить минимум три человека, обычно – по одному сотруднику от службы безопасности и отдела кадров, плюс непосредственный руководитель или коллега предполагаемых нарушителей.
  • Собрать доказательства инцидента, чтобы установить, в чем именно состояло нарушение, когда оно произошло и кто его спровоцировал. Доказательствами послужит информация из СКУД, систем видеонаблюдения, контроля рабочего времени, DLP. В последних логируются все действия пользователей за ПК. Например, как из-под учетной записи менеджера Иванова в 13:45 12 октября зашли в Telegram и отправили документ с грифом «Коммерческая тайна» в групповой чат. Если возникнут сомнения, что действовал именно Иванов, можно просмотреть контрольные снимки с веб-камеры и идентифицировать нарушителя.
  • Зафиксировать размер ущерба и результаты расследования. Чтобы оценить убытки, привлекают внешних аудиторов для экспертизы. Ее выводы включают в акт, который составляется по результатам расследования. Этот документ подписывают члены комиссии и заверяет руководитель организации. На все по ТК отводится месяц: за это время нужно успеть провести все проверки и оформить документы.
  • Ознакомить сотрудника с результатами работы комиссии и потребовать письменного объяснения. На это ему дается два рабочих дня. Если сотрудник отказывается или не предоставляет объяснительную вовремя, составляется акт за подписями всех членов комиссии. Сотрудник и его законные представители имеют право получить доступ и к этому акту, и к результатам служебной проверки. Препятствовать им противозаконно.
  • Потребовать возмещения ущерба. Если сотрудник откажется, можно применить дисциплинарные меры по ст. 192-193 ТК РФ – проще говоря, сделать выговор или уволить. Или лишить премии, если это предусмотрено корпоративными правилами. О любом наказании нужно составить приказ, ознакомить с ним работника под роспись в течение трех рабочих дней, при отказе подписывать – составить акт. Когда этого мало, с материалами расследования и экспертизы о размере ущерба обращаются в полицию или сразу в суд.

Шаг 3. И только теперь готовьте иск

На этом этапе важно здраво оценить свои позиции. Например, действительно ли произошедшее в компании «тянет» на разбирательство по статье о разглашении тайны.

Если сотрудник скопировал документы с грифом на флешку, а это запрещено, это будет считаться нарушением политики безопасности компании. Работодатель сможет наказать его самостоятельно, но в суд идти будет бессмысленно. Если нет доказательств, что сотрудник собирался передать документы посторонним, разглашением коммерческой тайны инцидент не признают.

Дело провалится, а то и вовсе обернется против компании – тогда придется компенсировать сотруднику ущерб и восстанавливать на работе. Другой случай, когда налицо свидетельства намерений сотрудника продать скопированные файлы – например, переписка с конкурентом, где обсуждают условия и цену, договариваются о встрече.

Собирать такую информацию можно только в рамках закона. Если вы взломаете аккаунт нарушителя, суд не примет добытую таким образом информацию как доказательство. А сотрудник сможет оспорить сам факт сбора информации о нем, основываясь на ст. 23 и 24 Конституции РФ. Но если данные собрала система контроля, доказательства примут. Главное, чтобы системы были установлены легально, а сотрудники под роспись оповещены, что действуют такие меры. В первую очередь это касается видеонаблюдения и применения DLP. О процедуре легализации последних мы подробно рассказывали .

Если все сделать правильно, шансы на успех возрастают. Вот наглядный пример.

В мае 2012 года компания-производитель удобрений с помощью DLP-системы обнаружила, что один из сотрудников втайне просматривает почтовый ящик начальника управления. Часть писем пересылает конкурентам. В письмах содержались цены и условия контрактов с партнерами, результаты анализа рынка, детали стратегии по продвижению продукции за рубеж. Согласно принятому в компании положению о конфиденциальности, эти сведения составляли коммерческую тайну. Внутреннее расследование показало, что сотрудник занимался этим на протяжении двух лет. В результате конкуренты получили преимущество, а компания стала фиксировать отток клиентов, потеряла рынки сбыта, понесла финансовый и репутационный ущерб.

Нарушителя уволили за грубое нарушение трудовых обязанностей на основании п. «в» ч. 6 ст. 81 ТК РФ (разглашение охраняемой законом коммерческой тайны). Затем на инсайдера подали в суд.

В качестве доказательств в суде представили распечатки писем конкуренту из почтового ящика, который принадлежал обвиняемому. К ним прилагалось подтверждение из DLP о том, что во всех случаях доступ к этому ящику осуществлялся с использованием учетной записи сотрудника.

Также предъявили заявку обвиняемого на право использования электронной почты, где он под подпись предупреждался об ответственности за несанкционированную отправку в интернет конфиденциальных сведений. А заодно соглашался с проведением контроля содержимого его электронной почты специальными программно-техническими средствами. Наконец, представили объяснительную: в ней инсайдер писал, что передавал конфиденциальные данные, потому что рассчитывал получить у конкурентов должность с большей зарплатой.

Гагаринский райсуд Москвы счел аргументы обвинения достаточно убедительными. В июне 2013 года инсайдера признали виновным по ч. 1 и 2 ст. 183 УК РФ (незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну). Наказание – 1 год 9 месяцев исправительных работ с удержанием 15% зарплаты в доход государства.

Постфактум. Делайте выводы

В 2018 году российские суды рассмотрели всего 23 дела о разглашении коммерческой тайны – и это при том, что с утечками информации сталкивается 66% российского бизнеса. Хотя решения в подавляющем большинстве случаев выносят в пользу пострадавших компаний, судиться решаются не многие. Если все-таки не хочется доводить до суда, спускать инциденты «на тормозах» не стоит – лучше решать дела по обоюдному соглашению. А еще лучше не расследовать и доказывать утечки, а предотвращать их. Благо, защитных решений для бизнеса хватает.

Законодательство ИБ-практика

«Не болтай! Судебная практика по проблеме нарушения коммерческой тайны»

В сегодняшней статье я хочу продолжить обсуждение вопроса о коммерческой тайне и рассмотреть сложившуюся на сегодняшний день судебную практику по проблеме нарушения коммерческой тайны. Известно, что Трудовым кодексом (ТК) РФ и Федеральным законом «О коммерческой тайне» установлены правовые основания для исков между работодателями и сотрудниками, связанных с разглашением коммерческой тайны.

Однако доказывание в судебном порядке вины работника в разглашении информации, содержащей коммерческую тайну, затрудняется, во-первых, тем, что трудовое законодательство РФ имеет явный «перекос» в сторону защиты прав работников, что, в свою очередь, позволяет работнику в суде добиваться признания незаконным увольнения по подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ; во-вторых, сложностями с обоснованием суммы реального ущерба, причиненного работодателю, в связи с отсутствием объективных методик для ее расчета.

Поэтому, исходя из сказанного, я обращаюсь в основном к существующей в данное время судебной практике по восстановлению работников, что поможет сделать выводы о минимально необходимых мерах, при соблюдении которых работодатель вправе рассчитывать на успех в аналогичных приведенным судебных спорах.

Вывод из судебной практики

Работник может быть уволен по подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, только если сведения, которые он разгласил, относятся к информации, содержащей коммерческую тайну, и стали ему известны в рамках трудовых отношений с работодателем и он обязывался не разглашать такие сведения.

Судебная практика

Пункт 43 постановления пленума Верховного суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»: «В случае оспаривания работником увольнения по подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения».

Давайте рассмотрим подробнее, достаточно ли выполнения этих трех условий для спокойствия работодателя. Работники не могут быть уволены по подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, если не доказано, что сведения, которые разгласил работник, относятся к информации, содержащей коммерческую тайну.

Судебная практика

Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 25 мая 2011 г. по делу № 33-1796 (Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики): «Исковые требования Ф. С. А. к ОАО “У” о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, удовлетворены частично.

Ф. С. А. восстановлен на работе в должности главного специалиста отдела экономической безопасности управления экономической безопасности ОАО “У” с 14 февраля 2011 г.

С ОАО “У” в пользу Ф. С. А. взыскано <…> в качестве заработка за время вынужденного прогула 3000 руб. в качестве компенсации морального вреда.

С ОАО “У” в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 3543 руб. 42 коп.

Решение суда в части восстановления Ф. С. А. на работе обращено к немедленному исполнению.

Основанием для удовлетворения иска работника о восстановлении на работе, как указал суд первой инстанции, послужило непредставление ответчиком доказательств того, что на момент вынесения приказа об увольнении у работодателя имелись основания полагать, что разглашенные сведения, ставшие известными работнику в связи с выполнением им своих трудовых обязанностей, относились к сведениям, составляющим коммерческую тайну.

Судебная коллегия находит выводы суда правильными, основанными на установленных в суде обстоятельствах, подтвержденных материалами дела.

В отношении информации, которую согласно акту слу- жебного расследования от 9 февраля 2011 г. разгласил Ф. С. А., меры по охране конфиденциальности, предусмотренные ч. 1 ст. 10 закона № 98-ФЗ, в полном объеме не выполнены.

На материальные носители (документы), содержащие, по мнению ответчика, информацию, составляющую коммерческую тайну, гриф “Коммерческая тайна” с указанием обладателя этой информации (полного наименования и места нахождения юридического лица) нанесен не был (п. 5 ч. 1 ст. 10 закона № 98-ФЗ).

Отсутствие грифа “Коммерческая тайна” с указанием обладателя этой информации, учета лиц, получивших доступ к информации, является основанием считать, что в отношении документов, разглашение содержания которых работодатель вменил в вину истцу, режим коммерческой тайны не установлен.

Следовательно, как обоснованно указал суд первой инстанции, в данном случае разглашение коммерческой тайны не имело места независимо от того, что информация, которую согласно акту служебного расследования от 9 февраля 2011 г. разгласил 31 августа 2010 г. Ф. С. А., определена в перечне информации, составляющей коммерческую тайну (п. 1 ч. 1 ст. 10 закона № 98-ФЗ), в отношении нее установлен порядок обращения и контроля за соблюдением такого порядка (п. 2 ч. 1 ст. 10 закона № 98-ФЗ), урегулированы отношения по ее использованию работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров (п. 4 ч. 1 ст. 10 закона № 98-ФЗ).

При таких обстоятельствах и в пределах доводов кассационной жалобы решение суда не подлежит отмене».

Вывод из судебной практики

Работники не могут быть уволены по подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, если не доказан факт разглашения сведений, содержащих коммерческую тайну, даже если сведения, содержащие коммерческую тайну, стали ему известны в рамках трудовых отношений с работодателем.

Судебная практика

Определение Московского городского суда от 12 декабря 2011 г. по делу № 4г/8-10961/2011 (надзорная жалоба Ш. – представителя ООО «Лабиринт.РУ»): «Г. обратилась с иском к ООО “Лабиринт.РУ” о восстановлении на работе, об оплате вынужденного прогула, о компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истица указывала на то, что приказом от 24 июня 2010 г. была уволена с должности маркетолога компании за разглашение коммерческой тайны, при этом каких-либо сведений, составляющих коммерческую тайну компании, она не разглашала, третьим лицам не передавала, данные по маркетинговым программам были скопированы ею с рабочего компьютера на собственную флеш-карту для подготовки отчета на домашнем компьютере, объяснительная была написана ею под давлением работодателя.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения. Оценив собранные доказательства по делу, руководствуясь действующим законодательством, суд пришел к правомерному выводу, что информация, скопированная истицей на флеш-карту, составляла коммерческую тайну общества, однако доказательств того, что данные сведения были переданы ею третьим лицам, стороной ответчика не пред-
ставлено, истица отрицает совершение подобных действий.

Доказательств пересылки истицей указанных сведений на электронные почтовые ящики третьих лиц, а равно фактов размещения в сети Интернет суду также не представлено, при осмотре домашнего компьютера истицы и удалении из него скопированной информации таковых фактов ответчиком не зафиксировано, отметок об этом в акте об удалении информации не содержится. Таким образом, сам по себе факт копирования работником общества сведений, составляющих коммерческую тайну, на собственную флеш-карту без наличия доказательств последующей передачи указанных сведений третьим лицам не может расцениваться как разглашение этих сведений.

Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что увольнение истицы по подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является незаконным, в связи с чем она подлежит восстановлению в должности маркетолога службы информационных технологий и аналитики ООО «Лабиринт.РУ» с 24 июня 2010 г.».

Судебная практика

Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 6 апреля 2011 г. № 33-4816/2011: «Я. обратился во Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга с настоящим иском, ссылаясь на то, что он работал главным специалистом департамента маркетинга в <юр. л. 1> с 7 декабря 2006 г. по 30 августа 2010 г. 30 августа 2010 г. ответчиком был издан приказ <…> о прекращении (расторжении) трудового договора с истцом за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с выполнением им трудовых обязанностей, подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), который был подписан директором П. 1 сентября 2010 г. Я. были выданы на руки трудовая книжка и копия приказа. Ссылаясь на незаконность оснований своего увольнения с занимаемой должности, поскольку никакого дисциплинарного проступка не совершал, акт о неисполнении трудовых обязанностей не подписывал, с приказом о наложении дисциплинарного взыскания не ознакомлен и в действительности в момент его увольнения директором <юр. л. 1> являлся К., истец просил в судебном порядке признать приказ <…> от 30 августа 2010 г. незаконным, изменить формулировку причины увольнения на “Увольнение по собственному желанию”, взыскать с ответчика в пользу Я. в счет компенсации морального вреда 50 000 руб., а также возместить расходы на оплату услуг в размере 30 000 руб.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 28 января 2011 г. исковые требования Я. были удовлетворены частично, постановлено признать незаконным приказ <юр. л. 1> <…> от 30 августа 2010 г. о прекращении (расторжении) трудового договора с Я., изменить формулировку записи об увольнении Я. из <юр. л. 1> в приказе <…> от 30 августа 2010 г. с записи «Уволен за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей), подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ», 30 августа 2010 г., на запись «Уволен по собственному желанию, ст. 80 ТК РФ», 28 января 2011 г., взыскать с <юр. л. 1> в пользу Я. компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб. и расходы на оплату услуг в размере 10 000 руб., в удовлетворении остальных исковых требований Я. отказать, взыскать с <юр. л. 1> в доход государственного бюджета государственную пошлину в размере 4000 руб. В кассационной жалобе представитель <юр. л. 1 > просит указанное решение отменить и принять новое решение.

Из докладной записки от 12 августа 2010 г. руководителя департамента маркетинга <юр. л. 1> М. следует, что 12 августа 2010 г. его подчиненный, главный специалист департамента маркетинга Я., допущенный к коммерческой тайне <юр. л. 1>, в нарушение требований должностной инструкции, правил внутреннего трудового распорядка, положения о защите коммерческой информации и трудового договора в ходе телефонного разговора с представителем <юр. л. 2> в его присутствии разгласил цены на выполнение работ <юр. л. 1> и предложил ему организовать получение для <юр. л. 2> нового заказа на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности зданий и сооружений <юр. л. 3> клиента <юр. л. 1>, назначив при этом более низкую цену по сравнению с ценами <юр. л. 1>, как уже делал ранее (лист дела 111, т. 1).

Ввиду данных обстоятельств 12 августа 2010 г. от истца были затребованы письменные объяснения и составлен акт о невыполнении трудовых обязанностей (листы дела 112–113, т. 1).

13 августа 2010 г. приказом директора <юр. л. 1> П. для проведения служебного расследования по факту разглашения коммерческой тайны была создана комиссия (лист дела 118, т. 1), которая в ходе осуществления соответствующей деятельности установила, что истец в нарушение пп. 2.2.5,

2.2.6, 3.3.1, 4.1, 5.2 положения о защите коммерческой информации <юр. л. 1> разгласил сведения, относящиеся к коммерческой информации ответчика, ставшие известными Я. в связи с выполнением трудовых обязанностей. В ходе проведения служебного расследования комиссия установила, что Я., используя свое служебное положение, вопреки своим трудовым обязанностям в ходе работы с заказчиками <юр. л. 1> под различными предлогами склонял их к заключению договоров с <юр. л. 2>, предлагая от последней организации более низкую цену, так как располагал сведениями о сумме договора, предлагаемой ответчиком. Так, в мае 2010 г. истец провел переговоры с закрепленным за ним предприятием <юр. л. 3> и убедил последнее заключить договор на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности не с <юр. л. 1>, а с <юр. л. 2>, представляя эту организацию как дочернее предприятие ответчика. Исходя из изложенного, комиссия пришла к заключению о том, что виновные действия главного специалиста департамента маркетинга Я. привели к причинению ущерба ответчику в виде упущенной выгоды в размере <…> рублей, составляющей сумму договора, заключенного между <юр. л. 2> и <юр. л. 3> (листы дела 160–164, т. 2).

Приказом <…> от 26 августа 2010 г. к Я. было применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за нарушение должностной инструкции, правил внутреннего трудового распорядка, положения о защите коммерческой информации и трудового договора от 7 декабря 2006 г. (копия приказа – на листе дела 119, т. 1).

Удовлетворяя исковые требования о признании увольнения незаконным, суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации все представленные в ходе рассмотрения дела по существу доказательства, пришел к выводу о том, что, поскольку стороной ответчика не представлено доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности факта разглашения истцом коммерческой тайны, ставшей известной ему в связи с выполнением трудовых обязанностей, увольнение Я. нельзя признать законным».

Вывод из судебной практики

Работники не могут быть уволены, если работодатель не соблюдает все требования ст. 11 ФЗ «О коммерческой тайне», даже при условии надлежащего ознакомления работника с положением о коммерческой тайне.

Судебная практика

Определение Московского городского суда от 22 июня 2011 г. по делу № 33-19046 (судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Б. И. Гербекова): «В удовлетворении исковых требований общества с ограниченной ответственностью «Айрон Маунтен СНГ» к Г. о признании действий по разглашению конфиденциальной информации незаконными, об обязании прекратить разглашение конфиденциальной информации и обязании возместить убытки отказать.

Истец – ООО «Айрон Маунтен СНГ» – в лице представителя по доверенности А. обратился в суд с иском к Г. и, увеличив размер заявленных требований, просил признать незаконными действия ответчика по разглашению конфиденциальной информации ООО «Айрон Маунтен СНГ», обязать ответчика прекратить разглашение конфиденциальной информации ООО «Айрон Маунтен СНГ» и обязать ответчика возместить истцу убытки в размере <…> руб., мотивируя свои требования тем, что в период с 11 августа 2009 г. по 29 сентября 2010 г. ответчик состоял с истцом в трудовых отношениях.

Сведений о том, что Г. в соответствии с обязательством сохранения секретности, подписанным им 11 августа 2009 г., принял на себя обязанность после расторжения трудового договора с ООО «Айрон Маунтен СНГ» не разглашать конфиденциальные сведения, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны, данное обязательство не содержит.

Суд первой инстанции при постановлении решения по настоящему делу полагал, что привлечь бывшего работника к какой-либо ответственности за разглашение секрета производства можно, только если у работодателя будут доказательства того, что в отношении разглашенных работником конфиденциальных сведений работодателем установлен режим коммерческой тайны и работник обязывался не разглашать такие сведения.

Отказывая в удовлетворении требований ООО «Айрон Маунтен СНГ», суд первой инстанции исходил из того, что стороной истца не представлено доказательств выполнения работодателем при оформлении трудовых отношений с Г. положений ст. 11 Федерального закона «О коммерческой тайне», а именно что Г. был под роспись ознакомлен с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, которая имела гриф «Коммерческая тайна». При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным».

Судебная практика

Определение Московского городского суда от 12 августа 2011 г. по делу № 33-23113 (судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующей В. В. Ермиловой): «К. обратился с иском к ООО «Группа “Ренессанс страхование» об изменении формулировки увольнения, о взыскании заработной платы, об обязании выдать дубликат трудовой книжки, указывая на то, что был уволен без законного основания с нарушением установленной законом процедуры.

В оспариваемом приказе от <…> года N <…> основание увольнения К. работодателем указано не было. Кроме того, сведения о том, что в соответствии с ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» работодателем были приняты меры по охране конфиденциальности информации в отношении B2B-системы, также не были представлены. В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» работодателем должны быть приняты следующие меры: определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну; ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну; учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну; регулирование отношений по использованию такой информации; нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна».

При таких данных суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что в соответствии со ст. 394 ТК РФ увольнение К. с должности <…> ООО «Группа «Ренессанс страхование» в соответствии с подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ следует признать незаконным, изменить формулировку «Увольнение» на «Увольнение по собственному желанию» и взыскать средний заработок за период вынужденного прогула».

При принятии решения об увольнении работника за разглашение коммерческой тайны необходимо оценивать шансы на выигрыш, если он решит обратиться в суд. Дело в том, что, как мы видим из приведенной судебной практики, увольнение будет правомерно, только если имеются прямые доказательства разглашения коммерческой тайны третьим лицам (п. 2 ст. 3 закона № 98-ФЗ). Давайте также рассмотрим несколько примеров:

• Работник отправил информацию с рабочей электронной почты прямым конкурентам, и IT-отдел оперативно зафиксировал данный факт.

Это достаточно простой случай для доказывания разглашения коммерческой тайны. Но такие наглядные примеры случаются редко. Чаще работодатель догадывается о разглашении коммерческой тайны конкретным сотрудником по косвенным признакам, но прямыми доказательствами не располагает. В этих ситуациях весьма высок риск признания увольнения незаконным.

• Сотрудник скопировал сведения, составляющие коммерческую тайну, на свою флеш-карту, и компания, отследив с помощью IT-специалистов факт копирования, уволила его просто за сам факт копирования (подпункту «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ).

Однако суд указал, что факт копирования на электронный носитель автоматически не означает дальнейшей передачи данных и, следовательно, разглашение этой информации. Работодатель не смог доказать передачу коммерческой тайны третьим лицам, например, пересылку на чужие электронные ящики или размещение в Интернете (определение Московского городского суда от 12.12.11 по делу № 4г/8-10961/2011).

• За разглашение коммерческой тайны был уволен технический директор компании, которая в России являлась единственным дилером иностранного поставщика лесозаготовительной техники. Этот работник владел полной информацией о запасных частях, необходимых контрагентам его работодателя, и ценах на них. Работодателю стало известно, что мать супруги этого работника возглавляет другую компанию, занимающуюся аналогичной деятельностью. По версии работодателя, работник стал предлагать контрагентам работодателя заключать договоры на поставку запасных частей именно с этой компанией-конкурентом. Причем компания-конкурент поставляла товар ненадлежащего качества, и пострадавшие контрагенты направляли претензии в адрес компании-работодателя (как единственному официальному дилеру). Однако суд признал увольнение незаконным. По его мнению, компания-работодатель не доказала факт разглашения коммерческой тайны, ее доводы носят лишь предположительный характер. Суд указал, что сам факт создания матерью супруги уволенного работника фирмы, которая занималась деятельностью, аналогичной деятельности компании-работодателя, еще не свидетельствует о том, что работник разгласил сведения о партнерах компании-работодателя и информацию о продукции. Суд также не принял в качестве доказательств письма контрагентов компании-работодателя, потому что они не подтверждали, какие именно сведения, составляющие коммерческую тайну, в каком объеме и при каких конкретных обстоятельствах были разглашены (определение Пермского краевого суда от 03.10.12 по делу № 33-8900).

Приведенная судебная практика и примеры показали, что работодатели не в полной мере соблюдают требования Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

При этом из судебной практики видно, что решение суда во многом зависит от своевременного и качественного, с учетом принципов относимости, допустимости, достоверности и достаточности представления доказательств.

А посему, уважаемые читатели, тайна на то и тайна, чтобы ее охранять, будь она государственная, военная, коммерческая или личная. И если вы по каким-либо причинам не можете обеспечить должный режим сохранения тайны, то советую вам обратиться за помощью к специалистам, это убережет в дальнейшем от многих проблем.

Коммерческая тайна

Коммерческая тайна – это режим конфиденциальности информации, позволяющий её обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Отнесение информации к категории коммерческой тайны может диктоваться, прежде всего, необходимостью в защите экономических интересов предприятия в условиях рыночной конкуренции, особенно, если она будет носить недобросовестный характер.

Категории коммерческой тайны

На практике выделяют такие категории секретной информации, которые считаются коммерческой тайной:

  • Данные наивысшей степени секретности. К таким данным относится основная информация, которая содержит сведения о коммерческой деятельности компании. Разглашение такого рода информации является угрозой высокой степени для предприятия, что может привести к значительным убыткам компании.

  • Строго конфиденциальные сведения. К такой информации относятся данные о планах предприятия, носящие стратегический характер, включая перспективы развития компании т. д. Распространение такой информации имеет значительные последствия.

  • Конфиденциальная информация. К такой информации относятся данные, после распространения которых предприятие может понести убытки, которые сопоставимы с произведенными текущими расходами компании.

  • Сведения ограниченного доступа. К такой информации относятся данные о действующей структуре управления производственным процессом, содержание должностных инструкций сотрудников компании и т. д. Распространение такой информации может привести к незначительным негативным последствиям, что фактически никак не повлияет на коммерческую деятельность компании.

  • Открытая информация. К такой информации относятся сведения, разглашение которых не является опасным действием для коммерческой деятельности компании.

Режим коммерческой тайны

Режим коммерческой тайны – это правовые, организационные, технические и иные меры, принимаемые обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, по охране ее конфиденциальности.

Регламент работы по определению сведений, составляющих коммерческую тайну

В организационном плане работу по определению сведений, которые составляют коммерческую тайну, можно разделить на следующие три этапа.

На первом этапе будет необходимо издать приказ, устанавливающий порядок определения сведений, которые составляют коммерческую тайну.

В этом приказе следует указать следующую информацию:

  • состав постоянно действующей комиссии по коммерческой тайне;

  • категории персонала, которому предоставляется право предварительной классификации информации как коммерческая тайна (такими работниками могут быть: инженерно-технический специалист, научный сотрудник, менеджеры, маркетологи, экономисты, юристы и т.п.);

  • порядок документирования работы по определению сведений, составляющих коммерческую тайну;

  • сроки подготовки перечня сведений, которые составляют коммерческую тайну и его представление для утверждения руководством.

На втором этапе постоянно действующей комиссии должна проанализировать возможный ущерб от утечки выделенных на первом этапе сведений.

Третий этап сводится к формированию перечня сведений, которые составляют коммерческую тайну предприятия, и вводу перечня в действие.

Введение режима сохранения коммерческой тайны

Для введения режима сохранения секретных данных необходимо:

  • разработать правила доступа и работы со сведениями;

  • определить ответственных за обеспечение безопасности данных;

  • разработать порядок учета сотрудников, имеющих разрешение применять секретные сведения;

  • выполнить маркировку носителей ценной информации с предостережением от несанкционированного доступа.

Меры предприятия по защите коммерческой тайны

При введении режима сохранения секретных данных предполагается применение следующих мер безопасности:

  • Составление перечня мер, которые должны применяться для сокрытия секретной информации.

  • Составление, утверждение и введение в действие документа «Положение о коммерческой тайне».

  • Обозначение круга сотрудников компании, которые будут иметь открытый доступ к секретной информации.

  • Внесение в трудовые договоры работников предприятия пункта об ответственности за разглашение коммерческой тайны.

  • Выбор конкретных сотрудников, которые будут нести личную ответственность за сохранность ценной информации.

  • Подписание с работниками предприятия договора о неразглашении информации.

  • Нанесение на документы соответствующего грифа (пометки). Например, «Секретно» или «Коммерческая тайна».

Положение о коммерческой тайне

Положение о коммерческой тайне является внутренним документов юридического лица и может составляться в свободной форме.

Приведем примерное содержание положения:

  • общие положения (определение и цель составления документа);

  • права организации — владельца ноу-хау;

  • права и обязанности руководителя организации (в том числе его ответственность);

  • порядок отнесения сведений к коммерческой тайне (кто и как может пользоваться и контролировать использование ноу-хау);

  • коммерческая тайна (что может быть коммерческой тайной, а что — нет);

  • режим коммерческой тайны (утверждение перечня данных, не подлежащих огласке, а также определение целей, на достижение которых режим не может быть направлен);

  • охрана конфиденциальности информации в рамках трудовых отношений (обязанности руководителя по ознакомлению работников с режимом коммерческой тайны, обязанности работников и ответственность за разглашение тайны);

  • порядок предоставления коммерческой тайны (кому и на каких основаниях);

  • ответственность за разглашение коммерческой тайны с указанием порядка её вменения;

  • заключительные положения;

  • приложения к положению.

Примеры разглашения коммерческой тайны

Разглашение информации, которая составляет коммерческую тайну, – это действие или бездействие, результатом которого информация, составляющая коммерческую тайну, принимающая любые возможные формы (устная, письменная, иная форма, в том числе с использованием технических средств) будет известна третьим лицам в отсутствие согласия обладателя на такую информацию либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.

Для того чтобы определить меру наказания для сотрудника компании за допущенное нарушение, следует определить каким образом произошло разглашение (утечка) секретной информации.

Отметим, что нарушитель может допустить разглашение секретной информации умышленно или неумышленно.

Рассмотрим основные виды разглашения засекреченной информации:

  • Предоставление свободного доступа к секретной информации.

  • Продажа секретных сведений прямым конкурентам компании.

  • Хищение секретных сведений для извлечения личной выгоды.

  • Взлом компьютерных баз данных.

  • Сбор конфиденциальных данных с использованием незаконных методов (например, несанкционированное проникновение в хранилище, где хранится секретная информация).

Ответственность за разглашение коммерческой тайны

За разглашение (умышленное или неосторожное), а также за незаконное использование информации, которая составляет коммерческую тайну, предусматривается ответственность:

  • Дисциплинарная ответственность. При наступлении такой ответственности применяются следующие меры наказания: выговор, увольнение или простое замечание;

  • Материальная ответственность. При наступлении такой ответственности сотрудник компании должен будет возместить убытки, которые были нанесены предприятию;

  • Административная ответственность. При наступлении такой ответственности предполагается наложение штрафа. Для сотрудников компании – 500-1000 рублей, для руководителей фирмы – 4000-5000 рублей;

  • Уголовная ответственность. Такая ответственность применяется в особо тяжелых ситуациях. При этом применяются следующие меры наказания: штраф – от 80 000 до 200 000 руб., принудительные работы, ограничение свободы до 7 лет.

Если разглашение информации было неумышленное, то в этом случае нарушитель привлекается к дисциплинарной, материальной или административной ответственности.

Если секретная информация была раскрыта умышленно и умысел был доказан, то в этом случае виновник привлекается к уголовной ответственности.

В России действует Федеральный закон от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне». Под этим понятием подразумевается специальный режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю, скажем, организации, получать коммерческую выгоду.

При этом существует и такое понятие, как разглашение информации, отнесенной к коммерческой тайне. Оно выражается в том, что сведения без согласия руководства организации становятся известны третьим лицам. В результате это вредит производственной деятельности фирмы.

Поэтому закон № 98-ФЗ наделяет компанию правом защищать свои интересы, если произошло распространение конфиденциальных сведений или их незаконное использование посторонними лицами. На практике субъектами противоправного разглашения коммерческой тайны в большинстве случаев становятся работники. И у работодателя есть инструменты, чтобы защитить свои права. Недобросовестного сотрудника можно привлечь как к дисциплинарной или материальной ответственности, так и к уголовной.

📌 Реклама Отключить

Отправка конфиденциальной информации с рабочей почты на личную — это разглашение коммерческой тайны

Женщина работала в организации на должности менеджера по работе со стратегическими клиентами. При трудоустройстве она подписала обязательство о неразглашении коммерческой тайны. Проработав больше двух лет, менеджер подала заявление об увольнении. По этой причине работодатель провел проверку, направленную на защиту коммерческой тайны.

Она выявила, что сотрудница несколько раз отправляла с корпоративной почты на свой личный имейл информацию, использующуюся в производственной деятельности работодателя. В ее числе коммерческие предложения, калькулятор расчета потребления продуктов, планы работы с клиентами. Все эти сведения были включены в положение о коммерческой тайне как конфиденциальные.

📌 Реклама Отключить

Организация уволила нарушителя не по п. 3 ч. 7 ст. 77 ТК РФ с формулировкой «По инициативе работника», а по пп. «в» п. 6 ч.1 ст. 81 ТК РФ — за разглашение коммерческой тайны.

Женщина подала иск в суд, в котором просила признать расторжение трудовых отношений на указанном основании незаконным и изменить формулировку. Свои требования она обосновала тем, что пересылка данных между личной и рабочей почтой — это не разглашение коммерческой тайны. Однако суды первой и апелляционной инстанций встали на сторону работодателя.

Суды отметили, что запрет на отправку деловых электронных сообщений через стороннюю почтовую службу прописан в положении компании, с которым менеджер была ознакомлена. Тем не менее в нарушение данных фирме обязательств она совершила действия по распространению коммерческой тайны.

📌 Реклама Отключить

(Апелляционное Определение Московского городского суда от 18.11.2019 № 33-50688/2019).

Обмен между работниками секретными файлами по мессенджеру нарушает режим коммерческой тайны

Сотрудник отдела безопасности банка сфотографировал на свой телефон два рабочих файла, информация в которых имела статус конфиденциальной, и отправил их через вайбер вышестоящим начальникам. При этом и в трудовом договоре с работником, и в локальных нормативных актах банка был прописан режим коммерческой тайны.

По факту передачи информации посредством мессенджера работодатель провел служебное расследование и уволил мужчину по пп. «в» п. 6 ч.1 ст. 81 ТК РФ за разглашение коммерческой тайны.

Мужчина обратился в суд с иском к банку с требованием восстановить его на работе и взыскать средний заработок за время вынужденного прогула. По его мнению, неправомерные действия спровоцировали сотрудники, которым он отправил файлы. Более того, в данном случае вообще отсутствует разглашение сторонним лицам секретной информации, поскольку получатели документов — работники банка.

📌 Реклама Отключить

Суды двух инстанций не нашли оснований для удовлетворения требований истца. В основу своей позиции представители правосудия положили тот факт, что конфиденциальная информация была передана в распоряжение международной компании Viber Media, разместившей данные банка на своих серверах.

(Апелляционное Определение Верховного суда Республики Марий Эл от 23.05.2019 № 33-889/2019).

За подключение флеш-накопителя к рабочему ПК можно объявить выговор, только если запрет есть в локальном акте

На рабочем месте сотрудницы службы экономической безопасности магазина обнаружили подключенный к компьютеру USB-накопитель. В ходе проверки на флешке нашли файлы из корпоративной программы, скрины рабочей переписки, фотографии журналов гипермаркета, отчеты сотрудников. Вся информация составляла коммерческую тайну. 📌 Реклама Отключить

Этими действиями женщина нарушила должностную инструкцию, в которой прописан запрет на подключение к рабочему ПК «периферийных устройств». По данному происшествию работодатель составил акт, запросил объяснения у сотрудницы, а затем объявил ей выговор.

Женщина обжаловала дисциплинарное взыскание в суде. Она указала, что работодатель затребовал объяснения именно по факту копирования информации, составляющей коммерческую тайну. А с положением о такой информации она ознакомлена не была. Кроме того, истец сослалась на непонимание термина «периферийные устройства».

Однако суды признали выговор обоснованным. Судьи учли, что согласно листу ознакомления с локальными нормативными актами при трудоустройстве работница была ознакомлена с правилами, которые нарушила. Если изложенные в этих документах термины ей были неясны, женщина могла обратиться за соответствующими разъяснениями к работодателю.

📌 Реклама Отключить

(Апелляционное Определение Челябинского областного суда от 21.03.2019 № 11-3194/2019).

За разглашение работником коммерческой тайны нельзя взыскать неустойку

Женщина работала в компании на должности ведущего юриста. При трудоустройстве она подписала соглашение о неразглашении коммерческой тайны и дала обязательство взаимодействовать с клиентами только в рамках заданий руководства.

Через полгода ведущий юрист уволилась, но продолжила работать с клиентами бывшего работодателя.

Юридическая фирма обратилась в суд с требованием взыскать с нее 500 тыс. рублей неустойки, предусмотренной соглашением, так как режим коммерческой тайны действовал еще три года после увольнения.

Районный суд требования юрфирмы не удовлетворил, а суд апелляционной инстанции оставил это решение в силе.

📌 Реклама Отключить

Судьи отметили, что неустойка взыскивается в силу ст. 330 ГК РФ со стороны гражданско-правового договора. В данном случае разногласия произошли в результате трудовых отношений, поэтому спор разрешается по нормам трудового законодательства. Между сторонами возник индивидуальный трудовой спор, и положения ГК здесь неприменимы.

Трудовой кодекс не допускает установления дополнительного вида ответственности за нарушение обязательств из трудовых отношений. По ТК РФ работник должен возместить ущерб, причиненный работодателю своими действиями, однако доказательств, что такой ущерб действительно был причинен юрфирме, не было.

(Апелляционное Определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.09.2019 № 33-19819/2019).

Чтобы взыскать с работника убытки, причиненные разглашением коммерческой тайны, их надо доказать

Металлургическая компания (ООО) приняла на работу сотрудника в отдел снабжения. При трудоустройстве мужчину ознакомили с положением о коммерческой тайне и сведениями, которые к ней отнесены. 📌 Реклама Отключить

Через 8 месяцев работник уволился, учредил фирму по продаже металла и начал работать с контрагентами бывшего работодателя.

ООО привлекло стороннюю организацию, чтобы проверить компьютер уволившегося сотрудника. Проверяющие выяснили, что он систематически копировал относящиеся к коммерческой тайне файлы на внешние носители.
По мнению общества, мужчина начал бизнес по торговле металлом с помощью данных, полученных в период работы в отделе снабжения.

В связи с этим ООО обратилось в суд, чтобы взыскать с него убытки согласно пп. 3 ч. 3 ст. 11 закона о коммерческой тайне. В этой норме сказано, что сотрудник должен возместить организации убытки, если он виновен в разглашении коммерческой тайны.

Размер убытков истец рассчитал в сумме дохода, полученного вновь созданной фирмой от сделки с его контрагентом.

📌 Реклама Отключить

Но суды посчитали недоказанным тот факт, что в результате разглашения либо использования коммерческой тайны общество понесло убытки. Продажа металла клиентам истца и заключение договоров поставки с его поставщиком не свидетельствуют о разглашении коммерческой тайны и причинении прямого действительного ущерба.

(Апелляционное Определение Нижегородского областного суда от 19.11.2019 № 2-431/2019, 33-13592/2019).

Продажа коммерческой тайны третьим лицам карается уголовно

Два сотрудника ЗАО, имеющих доступ к коммерческой тайне, по сговору решили продать через Интернет конфиденциальные сведения компании за 28 тыс. рублей. Преступление до конца доведено не было, так как мужчин задержала полиция.

Суд признал их виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 183 УК РФ — незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну из корыстной заинтересованности. Осужденных приговорили к лишению свободы на 2 года условно с испытательным сроком. Мужчины обжаловали приговор в вышестоящем суде. В основу апелляционной жалобы они положили тот факт, что корпоративные данные не являлись коммерческой тайной и находились в свободном доступе, также на них отсутствовала пометка «коммерческая тайна».

📌 Реклама Отключить

Однако вышестоящий суд не нашел нарушений при рассмотрении дела и оставил приговор в силе. Судьи учли, что мужчины ознакомились под подпись с тем, что информация по товарообороту, которую они пытались продать, относится к коммерческой тайне и ее распространение запрещено. При этом ссылки, что эти сведения были в открытом доступе, не подтвердились.

(Апелляционное Постановление Московского городского суда от 19.03.2019 № 10-1675/2019).

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *