Прекращение по срокам давности

КС дал толкования по срокам давности уголовного преследования

Конституционный суд РФ 3 марта принял постановление относительно сроков давности уголовного преследования. Заявители жалобы были недовольны тем, что суд общей юрисдикции прекратил производство по уголовному делу из-за истечения сроков давности в отношении лиц, от которых они пострадали.

Граждане В. Глазков и В. Степанов оспаривали конституционность положений п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела», согласно которым уголовное дело не может быть возбуждено, а уже возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Также они оспаривали п. 1 ст. 254 УПК «Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в судебном заседании», согласно которому суд прекращает уголовное дело в судебном заседании при тех же обстоятельствах.

Заявители являлись потерпевшими по двум уголовным делам, возбужденным по факту дорожно-транспортного происшествия, произошедшего в 2007 году, в отношении двух лиц. Начатое в 2013 году судебное разбирательство по каждому из этих дел велось в течение 2,5 года и завершилось их прекращением в связи с истечением 6-летнего срока давности преследования. При этом в отношении одного из фигурантов, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 266 УК РФ (выпуск в эксплуатацию технически неисправного транспортного средства, повлекший по неосторожности смерть двух лиц), суд принял решение в подготовительной части судебного заседания. А в отношении второго участника, обвинявшегося в нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшем по неосторожности смерть двух лиц, – в ходе судебного следствия.

Потерпевшие Глазков и Степанов против прекращения уголовного преследования возражали и обжаловали эти решения в апелляции, добившись успеха лишь в отношении одного уголовного дела, однако затем вышестоящие инстанции вернули дело в прежнее состояние.

Заявители считают, что суд, не рассматривая их возражения против прекращения судопроизводства, нарушает их права. Тем самым они лишаются возможности реализовать свое право на доступ к правосудию и на компенсацию ущерба, причиненного преступлением.

КС объяснил, что, во-первых, законодатель, вводя нормы о сроках давности, «исходил из нецелесообразности применения мер уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по прошествии значительного времени с момента его совершения».

Суд также напомнил свои прежние позиции о том, что «отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение в связи с освобождением лица от уголовной ответственности и наказания по нереабилитирующему основанию не влекут признание лица виновным или невиновным в совершении преступления». То есть принимаемое в таких случаях процессуальное решение «не подменяет собой приговор суда».

Важно, отмечают судьи, что прекращение уголовного преследования по этому основанию возможно лишь с согласия подозреваемого или обвиняемого, а «иное лишило бы данного участника уголовного судопроизводства возможности добиваться своей реабилитации». Что же касается потерпевшего, то его согласие на прекращение уголовного преследования в связи с истечением сроков давности «не является необходимым условием при принятии соответствующего решения».

Кроме того, необходимо учитывать, что лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, «не освобождается от обязательств по возмещению причиненного им ущерба». В свою очередь, потерпевший имеет возможность защитить свои права в порядке гражданского судопроизводства с учетом сроков исковой давности.

Возможность обратиться в суд с соответствующими исковыми требованиями к владельцу транспортного средства как источника повышенной опасности имелась у заявителей по настоящему делу, отметил КС, признав оспариваемые нормы полностью соответствующими Конституции РФ.

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 24 УПК РФ

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а если оно уже возбуждено, то подлежит прекращению, если установлено хотя бы одно из нижеизложенных обстоятельств:

а) отсутствие события преступления, иначе говоря, отсутствие самого деяния, которое предполагалось имевшим место (например, передачи денег, которая предположительно расценивалась как дача взятки, не было вообще; сведения на этот счет оказались ошибочными). В силу презумпции невиновности к отсутствию события преступления, фигурировавшего в поводе к возбуждению дела, остались неразрешимые сомнения. Они толкуются в пользу обвиняемого и уравнивают реабилитирующие формулировки «отсутствие события преступления» и «неустановление события преступления»;

б) отсутствие в деянии состава преступления, когда само деяние подтвердилось, однако оно не содержит (или по крайней мере не установлено, что содержит) все обязательные признаки состава преступления. Например, препятствием для дальнейшего движения дела ввиду отсутствия состава преступления может служить тот факт, что по поводу дорожно-транспортного происшествия, в котором погиб пешеход, несмотря на все принятые меры, так и не удалось установить, имел ли водитель техническую возможность избежать наезда, иначе говоря, есть ли в его действиях необходимые признаки субъективной стороны состава преступления. В отличие от отсутствия события преступления, которое снимает все вопросы о какой бы то ни было ответственности лица, окончание производства по уголовному делу за отсутствием состава преступления не исключает иных видов юридической ответственности. Так, в нашем примере остается открытым вопрос о гражданско-правовой имущественной ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. К отсутствию состава преступления приравниваются случаи, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом, который в подобных ситуациях всегда имеет обратную силу;

в) истечение сроков давности уголовного преследования, которое в качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения базируется на уголовно-правовом учении о сроках давности. Его стержень образует гуманная идея, согласно которой уголовное преследование не может вечно висеть дамокловым мечом над виновным. В этой связи уголовным законом установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности, дифференцированные в зависимости от тяжести совершенного преступления, условия приостановления течения таких сроков и другие положения, образующие основу для частных теорий, составляющих единое учение о давности в уголовном праве. При решении вопроса о том, не истекли ли сроки давности и не надлежит ли по этому основанию в возбуждении уголовного дела отказать или возбужденное уголовное дело прекратить, следует руководствоваться статьей 78 УК, на которой базируется вышеупомянутое учение;

г) смерть подозреваемого или обвиняемого влечет за собой отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение, потому что, как говорили в древности, mors omnia solvit (смерть решает все вопросы); судить некого. Исключение составляют случаи, когда заинтересованные лица, будучи уверенными в его невиновности, ходатайствуют о продолжении судопроизводства в целях реабилитации и восстановления доброго имени покойного. В подобных случаях производство по делу должно быть продолжено в обычном порядке вплоть до заочного судебного разбирательства. По смыслу Постановления Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 16-П (Российская газета. 2011. 29 июля) на основании пункта 4 части первой комментируемой статьи 24 УПК уголовное дело не может быть прекращено без согласия близких родственников умершего, а федеральному законодателю предстоит конкретизировать перечень лиц, которым, помимо близких родственников, может быть предоставлено право не согласиться с прекращением уголовного дела и настаивать на продолжении производства по нему с целью реабилитации покойного. Согласно позиции Конституционного Суда РФ к подозреваемым и обвиняемым, о которых прямо говорится в упомянутом пункте части первой комментируемой статьи, приравниваются все другие лица, в отношении которых уголовное дело прекращено по данному нереабилитирующему основанию, хотя никакого участия в досудебном производстве они не принимали, поскольку смерть наступила до возбуждения уголовного дела. При этом в Постановлении КС ничего не говорится о том, констатировалась ли виновность умершего в совершении преступления в следственных документах, по поводу которых состоялось обращение в Конституционный Суд. При всей своей нравственной выдержанности такой подход спорен и зыбок; он уводит решение проблемы от платформы правоотношений в сторону, где понятие реабилитации вообще ни при чем;

д) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено только по его заявлению (дела частного и частно-публичного обвинения — см. текст статьи 20 и комментарий к ней);

е) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления, которое касается только двух высших должностных лиц правоохранительной системы государства — Генерального прокурора РФ и председателя Следственного комитета РФ. К отсутствию такого заключения приравнивается отсутствие согласия внесудебных органов, перечисленных в пункте 6 части первой комментируемой статьи, на уголовное преследование, в отношении которых нормами главы 52 УПК установлен особый порядок уголовного судопроизводства (см. входящую в эту главу статью 448 УПК и наш комментарий к ней). Отсутствие заключения или согласия исключает дальнейшее уголовное судопроизводство категорически, без вариантов.

2. Прекращение уголовного дела означает полное окончание производства по нему, никакие процессуальные действия больше не производятся. Дальнейший путь такого дела — только в архив. Если же по такому делу имелось лицо, в отношении которого было начато уголовное преследование, а это значит, что в деле существовала процессуальная фигура подозреваемого или обвиняемого, прекращение дела влечет за собой и прекращение уголовного преследования по тому же основанию, по которому прекращено производство по делу в целом.

Прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования

Позвоните сейчас и получите
предварительную консультацию: 8-912-351-26-42
8 (3532) 26-16-01

По существу заданного вопроса сообщаем следующее.

Согласно ч. 1 ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (далее по тексту — УК РФ) лицо освобождается от уголовной ответственности, если прошло два года после совершения преступления небольшой тяжести (преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает трех лет лишения свободы); шесть лет после совершения преступления средней тяжести (преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает три года лишения свободы); десять лет после совершения тяжкого преступления (тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы); пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления (особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание).

В соответствии с ч. 1 ст. 212 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (далее по тексту — УПК РФ) уголовное дело и уголовное преследование прекращаются при наличии оснований, предусмотренных статьями 24 — 28.1 настоящего Кодекса.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в случае истечения сроков давности уголовного преследования.

При этом, в случаях прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой статьи 27 УПК РФ, следователь или прокурор принимает меры по реабилитации лица.

Уголовное дело прекращается по постановлению следователя, вынесенному по собственной инициативе в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, либо по заявлению (ходатайству) подозреваемого (обвиняемого), его защитника.

На практике, зачастую, при подготовке постановления о прекращении уголовного дела по заявлению (ходатайству) подозреваемого (обвиняемого), его защитника, следователь просит признать вину в совершенном преступном деянии, что является незаконным и необоснованным и противоречит УПК РФ.

Так, согласно ч. 2 ст. 213 УПК РФ в постановлении указываются: 1. дата и место его вынесения; 2. должность, фамилия, инициалы лица, его вынесшего; 3. обстоятельства, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела; 4. пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело; 5. результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование; 6. применявшиеся меры пресечения; 7. пункт, часть, статья УПК РФ, на основании которых прекращаются уголовное дело и (или) уголовное преследование; 8. решение об отмене меры пресечения, а также наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи переговоров; 9. решение о вещественных доказательствах; 10. порядок обжалования данного постановления.

Необходимо отметить, что по смыслу действующего уголовно-процессуального законодательства прекращение уголовного дела в виду истечения сроков давности уголовного преследования не относится к реабилитирующим основаниям.

Для более развернутой консультации рекомендуем Вам обратиться в приемную адвоката Ивлева Сергея Сергеевича по адресу: г. Оренбург, ул. Шевченко 20В, офис 414, тел.: 8-912-351-26-42.

Истечение сроков давности — нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), связанное с освобождением лица при его согласии (ч. 2 ст. 27 УПК РФ) от уголовной ответственности (ст. 78 УК РФ), а не только от наказания.

Признание истечения срока давности основанием прекращения уголовного дела обусловлено как нецелесообразностью применения мер уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по прошествии значительного времени с момента его совершения, так и реализацией в уголовном судопроизводстве принципа гуманизма.

Решение о прекращении уголовного дела по рассматриваемому основанию не подменяет собой приговор суда, а по правовым последствиям не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ. Это означает, что прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, не влечет официальной констатации судом от имени государства виновности или невиновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Норма материального права (ч. 2 ст. 78 УК РФ), закрепляющая данное основание освобождения лица от уголовной ответственности, вступает в коллизию с нормами процессуального права, регламентирующими основания и порядок прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности в судебном заседании (п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 1 ст. 254 и ч. 8 ст. 302 УПК РФ).

В соответствии со ст. 78 УК РФ течение сроков давности продолжается до момента вступления приговора суда в законную силу, т.е. формально возможность освобождения лица от уголовной ответственности сохраняется даже после вынесения приговора (но до момента вступления его в законную силу), если на этот момент истек срок давности привлечения к уголовной ответственности.

В то же время ч. 8 ст. 302 УПК РФ предусматривает, что если основания прекращения уголовного дела, указанные в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания. Таким образом, фактически УПК РФ исключает возможность освобождения лица от уголовной ответственности судом не только после вынесения приговора (до вступления его в законную силу), но и в ходе судебного разбирательства до вынесения приговора.

Положения ст. 78 УК РФ, как указывает Конституционный Суд РФ, должны применяться судами с учетом положений ч. 2 ст. 27 и ч. 8 ст. 302 УПК РФ.

Исходя из смысла процессуальных норм, вопрос о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, решается судом только в том случае, если срок давности привлечения к уголовной ответственности истек на момент принятия решения судом по поступившему уголовному делу. Этот вопрос рассматривается судом по ходатайству стороны или по собственной инициативе (п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ) на предварительном слушании (п. 4 ч. 1 ст. 236 УПК РФ), предшествующем судебному разбирательству. По результатам предварительного слушания, при подтверждении основания и условий прекращения уголовного преследования в связи с истечением сроков давности, судья выносит Постановление о прекращении уголовного дела (п. 4 ч. 1 ст. 236, ч. 1 ст. 239 УПК РФ).

Положения ч. 8 ст. 302 УПК РФ также находятся в противоречии с положениями ч. 1 ст. 254 УПК РФ. Императивная формулировка последней предполагает обязанность суда прекратить уголовное дело в ходе судебного заседания, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Как освобожденное от уголовной ответственности, так и освобожденное от наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности лицо считается несудимым (ч. 2 ст. 86 УК РФ). Но при освобождении лица от уголовной ответственности, в отличие от освобождения от наказания, в отношении его не выносится обвинительный приговор суда, его действия не подвергаются официальному порицанию и ему не придается статус осужденного (виновного).

Конституционный Суд РФ в описательно-мотивировочной части Постановления от 28 октября 1996 г. в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова признает, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию хотя и предполагает (в силу соответствующих норм уголовного закона) освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, «но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержавшее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным), т.е. вопрос о его виновности остается открытым».

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *